Вторник , Октябрь 20 2020
Последние новости
Главная / Государство / Кто сказал, что мирная тактика ни к чему не приведет?

Кто сказал, что мирная тактика ни к чему не приведет?

Кто сказал, что мирная тактика ни к чему не приведет?

Чем хороши мирные протесты — это тем, что непонятно, как с ними бороться. В те моменты, когда режим Лукашенко не выглядит жестоким, он выглядит нелепым и смешным.

Символы нынешних протестов в Беларуси — белые цветы, пальцы, сложенные в сердечки, едкие, остроумные плакаты и женщины, которых жестко задерживает ОМОН. Многим кажется, что это слишком мило, слишком безобидно. Хочется больше насилия, крови и жертв.

У белорусов сейчас много советчиков: журналисты без посредников и эксперты всех мастей, военные стратеги, оппозиционные активисты, доктора исторических наук, специалисты по революции 1917-го года или внутрипартийной борьбе в РСДРП. Их главная претензия к белорусским мирным протестам в том, что они… мирные. Бабченко пишет, что нужно захватывать ЦИК и Администрацию президента, Эйдман призывает к силовому конфликту (сами при этом они не замечены ни в силовых конфликтах с ОМОНОм, ни в захвате вокзалов, мостов и телеграфов).

Нет, я не считаю, что все протесты, и все время, должны быть исключительно мирными. Но конкретно в случае с Беларусью мирные не значит бесполезные. На самом деле белорусы выбрали правильную тактику. Потому что главная битва сейчас идет на информационном поле, и оппозиция ее пока что выигрывает вчистую.

 

Беларусь сейчас во всех мировых новостях. Ситуация очевидная: мирные протесты — и неоправданный, несоразмерный, неправомерный ответ властей на них. Женщины с цветами и шариками с одной стороны — и пытки, изнасилования, похищения и убийства с другой. Лауреат нобелевской премии — и мужчины в масках, которые выламывают нобелиату дверь. Что бы отныне ни делал и ни говорил Лукашенко, в глазах всего мира из маленького «последнего диктатора Европы», до которого на самом деле никому не было дела, он превратился в диктатора с руками по локоть в крови.

Лукашенко потерял возможности маневрировать в отношениях с Россией и опираться на Европу, как он делал после аннексии Крыма, когда США и ЕС сильно ослабили давление на него. Для Запада он теперь совершенно нелегитимен, поэтому и о политическом, и экономическом сотрудничестве можно забыть. А его готовность стать абсолютно ручным и управляемым Кремлем не добавит ему популярности в своей стране, а только усилит недовольство.

Интернет, с его свободным доступом к независимым и зарубежным медиа, дает возможность следить за происходящим. И кадры с женщинами, забившимися в угол от ОМОНовцев в масках, никак нельзя перевесить сюжетами официальной пропаганды. У государственных медиа, пытающихся оправдывать действия силовиков, нет возможности писать о жестокости протестующих или о том, что они пытались штурмовать президентский дворец. Поэтому государственные СМИ выглядят довольно жалко. Им приходится либо высасывать из пальца комментарии экспертов «центров политических исследований» и «фондов политических стратегий», либо множить пропагандистские сюжеты о том, что протестующая молодежь «зигует» и находится под воздействием сильных наркотиков. Либо вообще делать вид, что ничего не происходит, как, к примеру, информационное агентство «Белта», главная новость которого: «Просо в Беларуси убрано более чем с половины площадей». Всем им сейчас очень нужны были бы серьезные столкновения протестующих с милицией, кадры с разгоряченной, агрессивной толпой, избиение чиновников и милиционеров. А вместо этого — облетевшие мир фотографии, на которых вооруженный до зубов ОМОНовец с железным щитом, в маске и дубинке против безоружной девушки, падающей на землю от его удара, или двое бойцов в масках, отнимающие флаг у маленькой 73-летней женщины. Или мужчина в футболке «Рожденный в СССР», который дарит ОМОНовцу букет цветов, а на следующем фото его уже жестко винтят четверо ОМОНОвцев — и все это на фоне множества цветов и протестующих с детьми.

Чем хороши мирные протесты — это тем, что непонятно, как с ними бороться. В те моменты, когда режим Лукашенко не выглядит жестоким, он выглядит нелепым и смешным. Чего стоят одни только милиционеры в масках, охраняющие трансформаторную будку, чтобы люди не смогли снова нарисовать на ней закрашенный рисунок с диджеями «Перемен».

Кто сказал, что мирная тактика ни к чему не приведет? Совсем необязательно захватывать правительственные учреждения в том случае, если их служащие сами начнут переходить на сторону протеста. Уже сейчас многие из них как минимум демотивированы — трудно и, главное, страшно защищать режим, который может вот-вот рухнуть. Он ведь и держался последние годы только потому, что все терпели и молчали. Недаром Путин пугал всех сформированным резервом силовиков, а в итоге отправил на подмогу Лукашенко «сформированный резерв» журналистов. Ему нужно, чтобы лояльные структуры ощутили, что у режима есть влиятельная поддержка. Это гораздо важнее и эффективнее, чем отправлять военных или силовиков.

Понятное дело, что начнется все не с того, что в один прекрасный день ОМОН, армия и члены правительства перейдут на сторону протестующих. Но с постепенного присоединения к протесту рядовых сотрудников различных гражданских служб и военизированных ведомств. Появилось же видеообращение сотрудника МЧС Алексея Кундаса — о том, что на происходящее ему невозможно смотреть без слез, о том, что его коллег увольняют за участие в протестах, о том, что страна разделилась на до и после, и обратной дороги нет. И таких будет больше и больше. Если раньше люди молчали просто из страха озвучивать непопулярное мнение, то теперь осознали, что их много. И что быть на стороне власти — быть на стороне тех, кто избивает, мучает и убивает.

Что касается ОМОНовцев, странно считать, что столкновения с ними безоружных людей к чему-то приведут. Те, кто советует это белорусам, должны для начала сами попробовать схлестнуться с вооруженным до зубов сотрудником спецотряда. Зато гораздо эффективнее проект «Сканер», который деанонимизирует ОМОНовцев, участвующих в жестоких разгонах. Беларусь все же небольшая страна, и если человек засветился в избиениях протестующих, ему от этого уже не сбежать и не спрятаться. И их женам, их детям, их родственникам. Для того силовикам и нужны маски — они готовы быть чудовищно жестокими, но только если это будет без последствий для них и их семей. Неправы те, кто считает, что «хождение по улицам» — это тупик для протеста. На самом деле пока они длятся, все больше людей перестанет бояться открыто выступать против власти, все больше людей будет переходить на сторону оппозиции, все больше лояльных служащих будет откалываться от режима. Так что если все будет продолжаться, то Лукашенко уже и правда не на кого станет рассчитывать, кроме как на Маргариту Симоньян и Колю в бронежилете.

Интересно, что в американском сериале «Друзья» один из второстепенных персонажей получает предложение поработать в России, в Минске. К тому моменту СССР уже распался, но Минск (как Киев и другие столицы бывших братских республик) для иностранцев все еще считались российскими городами. С Украиной так продолжалось, пожалуй, до самого Крыма, а с Беларусью — до нынешних протестов. Можно сказать, что Беларусь наконец-то появилась на карте мира в качестве самостоятельной страны, а не «инкорпорированной организованной территории» Российской Федерации (вроде Пуэрто-Рико в США). И это, кстати, тоже уже немалая информационная победа.

 

Источник: newsland.com

Смотрите также

Вся правда об экономике регионов в коронакризис

Доминирующая тенденция — спад, федеральная помощь отсыпается «лопатой», но не всем, а иногда — по непонятным основаниям, …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *